Анализ произведения

Произведения Селенджера


Анализ произведений русской и зарубежной литературы


Произведения Селенджера

Произведения Селенджера, анализ произведения


Найти анализ произведения, краткое содержание произведений, сочинение по литературе:


Анализ произведений русской и зарубежной литературы


Произведения Селенджера



Произведения Селенджера, анализ.

Рассказ опубликован впервые в журнале "Нью-Йоркер" в июле 1951 г.,
почти одновременно с выходом в свет "Ловца во ржи".
Спустя два года после публикации он был включен в "Антологию знаменитых американских рассказов".
Тем не менее критика встретила этот рассказ далеко не однозначно.
"Катастрофически близким" к худшим образцам прозы О. Хары и О. Генри называют его Ф. Гвинн и Дж. Блотнер.
У. Френч классифицировал этот рассказ, как самое "претенциозное" произведение писателя, пример его "виртуозной техники" и не обнаружил в нем никаких новых для писателя характеров.
Обманутый муж, по мнению У. Френча, страдает точно так же, как и Холден Колфилд, а коварная жена напоминает подругу жизни Симора Гласса Мюриэль (хотя в цикле о Глассах мы нигде не нашли указания на то, что Мюриэль кто-либо подозревает в измене мужу). К. Александер назвала рассказ циничным упражнением в непредсказуемости человеческой психики. Д. Стивенсон сравнил его с хемингуэевским "Недолгим счастьем Френсиса Макомбера", полагая, что герои этого рассказа Сэлинджера - всего лишь "телефонные голоса", а не живые люди.
Критик Дж. Хэйгопиен считает сравнение Сэлинджера с Хемингуэем неудачным, а также объявляет неправыми тех, кто видит в Сэлинджере писателя детской темы. Хэйгопиен называет "И эти губы, и глаза зеленые" лучшим американским рассказом последней четверти века.
Ситуация рассказа, пишет он, банальна, но тщательно регулируемая ирония, красноречивые модуляции идиом диалога и т. д. свидетельствуют о художественности, которая во сто крат выше художественности О. Генри и О. Хары. Дж. Хэйгопиен отмечает сильное чувство презрения и отвращения, которое пронизывает рассказ. Адвокат Ли, по мнению критика, испытывает презрение к самому себе, к своей любовнице Джоан. Смешанное с жалостью презрение испытывает он и к своему другу, мужу Джоан.
Обратимся, однако, к сюжету рассказа.
В нем три действующих лица: адвокат Ли, его любовница Джоан и ее обманутый супруг Артур - друг и коллега Ли. Внешнего действия в рассказе нет, но внутреннее достигает высшего напряжения. Адвокат Ли спрашивает любовницу ("без малейшего намека на почтение в голосе"), не возражает ли та, если он поднимет трубку звонящего у их постели телефона. Все дальнейшее представляет собой два телефонных разговора обманутого мужа с любовником. Звонок, ответить на который Ли столь небрежно испросил разрешения у Джоан, раздается из ее дома. Муж пытается выяснить у приятеля, не знает ли тот, с кем уехала Джоан с многолюдного раута, на котором присутствовали все трое.
Драматизм ситуации усугубляется тем, что Артур рассказывает приятелю о своей любви к жене, признается, что подозревает ее в измене, жалуется на служебные неприятности. Ли уговаривает его успокоиться и уснуть, высказывая предположение, что Джоан уехала с их общими приятелями - супружеской парой, любителями повеселиться в ночных клубах Нью-Йорка. Артур кладет трубку, но через несколько секунд звонит снова и радостно сообщает, что Джоан только что явилась домой (а она ведь все еще находится у Ли).
Внушаемое читателю рассказом "И эти губы, и глаза зеленые" эмоциональное поэтическое настроение, именуемое в индийской поэтике "расой отвращения", вытекает из самого его смысла. В ходе развития темы эмотивный эффект отвращения нарастает, усиливается по мере того, как возрастает драматизм ситуации.
Проявляемое поэтическое настроение (т. е. эстетическая эмоция), утверждали древнеиндийские теоретики, активно воздействует на читателя или слушателя еще и при том условии, если поэтический язык произведения украшают особые "достоинства" (гуна).
Одним из таковых считалось умение организовать звуковую форму поэтического произведения путем образования определенных поэтических звуковых фигур, соответствующих эмотивному фактору произведения и усиливающих его. На этот счет в санскритской поэтике существует даже ряд конкретных рекомендаций художникам слова. Например, автор желает создать в своем произведении "расу отвращения", - т. е. отвращения к его героям, к обстановке, в которой они действуют и т. д. И поскольку доминирующим, "главным чувством" такого произведения должно быть упомянутое выше отвращение, правила требуют наличия особого "достоинства", именуемого "силой" (оджас).
Это "достоинство" поэтической речи состоит в умении построить риторические звуковые фигуры так, чтобы языковые и шипящие согласные (щелевые и смычные) сочетались с ретрофлексным сонантом "р" при непременном приподнятом стиле повествования и интонационных подъемах. Эти требования и соблюдены Сэлинджером в англоязычной ткани рассказа.
Начиная с псевдопоэтического напыщенного заголовка "И эти губы, и глаза зеленые", т. е. строчки из стихотворения, которое напоминает Артуру о Джоан (автор несколько раз подчеркивает, что глаза у нее ярко-синие, и это также можно рассматривать как ссылку на санскрит, где синий и зеленый цвета обозначались одним словом), весь рассказ выдержан в нарочито приподнятом стиле
(примером которого может служить хотя бы "расщепленный инфинитив" концовки: "he told her To Just Sit Still for Chrissake"),
обильно насыщен аффрикатами в сочетании с ретрофлексным "р", а также интонационными выделениями слов курсивом.
Так, например, слово "ashtray" (пепельница) и "ash" (пепел) фигурируют здесь множество раз (они-то и призваны, вероятно, создавать звуковой фон темы отвращения).
Все это должно вызывать у читателя неприязненное ощущение и усиливать чувство отвращения к рисуемой ситуации.
В русской поэзии сходный прием встречается, например, у М. Цветаевой: "Только не передать! - Не пере-через-край!" ("Крысолов").
А. Кейзин уловил этот прием, что, очевидно, и вызвало у него чувство отвращения, ибо он в связи с этим раздраженно заметил, что, по-видимому, настанет время, когда напишут диссертацию о роли пепельниц в рассказах Дж. Д. Сэлинджера.
Еще создатели древней поэтики отмечали, что категория поэтического удовольствия коренным образом отличается от такого состояния удовольствия, которое, допустим, мужчина может испытать, узнав, что жена родила сына.
Возбуждая эстетическое чувство гнева, негодования, отвращения, произведение искусства доставляет читателю именно удовольствие поэтическое.
Доставляет его мастерством обрисовки я бичевания ненавистных автору пороков.






Анализ произведений школьной программы


Произведения Селенджера

Анализ произведений русской и зарубежной литературы школьной программы.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru