Анализ произведения

"Над пропастью во ржи". Роман Джерома Сэлинджера, анализ


Анализ произведений русской и зарубежной литературы


"Над пропастью во ржи". Роман Джерома Сэлинджера, анализ

"Над пропастью во ржи". Роман Джерома Сэлинджера, анализ, анализ произведения


Найти анализ произведения, краткое содержание произведений, сочинение по литературе:


Анализ произведений русской и зарубежной литературы


"Над пропастью во ржи". Роман Джерома Сэлинджера, анализ



"Над пропастью во ржи". Роман Джерома Сэлинджера, анализ.

Джером Дэвид Сэлинджер (1919 - 2010) - один из самых таинственных и загадочных писателей 20го столетия. Последние 50 лет своей жизни он провёл в полном затворничестве в своём доме в Корнише (штат Коннектикут), вёл "лесное" хозяйство, не давал интервью и избегал журналистов, запрещал экранизацию своих книг и переиздание многих ранних рассказов, даже печать своей фотографии на обложке романа, и несколько раз судился с посягателями на "сотрудничество" с его творчеством. Он продолжал писать все эти годы, но не показывал свои работы даже семье: последняя книга была издана в 1965 году: "16-й день Хэпворта 1924 года" (Hapworth 16, 1924). Он всеми силами старался оставаться в тени и оградить себя от внешнего мира, но весь его отшельнический образ жизни и её таинственность только подогревали интерес. О нём ходило множество слухов, его не раз причисляли к сектантам и буддийским монахам, и, надо заметить, все эти сплетни были не совсем беспочвенными, потому что всю жизнь Сэлинджер метался между религиями, это были и дзэн-буддизм, и сайентология, и многие другие (вырос он, кстати, в иудейской семье).
Наибольшую славу Сэлинджер получил благодаря своему единственному роману, "Над пропастью во ржи". До сих пор в год издаётся около 250 тыс. экземпляров, книга стала не менее загадочной, чем сам её автор: по меньшей мере три убийцы утверждали, что были вдохновлены на преступление ею (самый известный - Дэвид Чепмен), её запрещали в школах и до сих пор иногда пытаются исключить из программы. Главного героя зовут Холден Колфилд, персонаж, с таким именем уже появлялся в рассказе "Легкий бунт на Мэдисон-авеню" (Slight Rebellion off Madison, 1946), первом рассказе Сэлинджера, одобренным The New Yorker. И хотя на момент написания романа Сэлинджеру было уже 32 года, ему невероятно правдиво удалось передать мышление и внутренний мир 17летнего главного героя, из чего можно сделать вывод, что, когда Джером писал от имени Холдена, он писал от имени себя. Между ними действительно можно найти много общих черт, например, та же самая уединённая жизнь в глуши. Холден мечтал провести всю жизнь в домике в безлюдном лесу, по всей видимости, о том же мечтал и Сэлинджер; мечтал и начал осуществлять свою мечту, как только роман принёс ему материальную независимость. Как и Холден, Джером часто менял школы и плохо учился (Valley Forge Military Academy, последнее среднеобразовательное учреждение Джерома, можно узнать в школе Пэнси, где учился Холден). Зато любил читать и писал сначала короткие рассказы, а потом стал редактором ежегодника класса. Высшие учебные заведения он менял с такой же частотой: весной первого курса его исключили из Нью-йоркского университета, после первого семестра - из Хорового колледжа и Колумбийского университета, Сэлинджер так и не получил высшего учебного образования, из-за чего навсегда рассорился с отцом. Вероятно, его личный опыт непонимания с родителями отразился и на Холдене.
В детстве Сэлинджер числился в драмкружке, в колледже мечтал стать голливудским сценаристом, а в 40х даже жаждал продать авторские права на экранизацию своих рассказов, но с годами все эти порывы приняли резко противоположную сторону. По всей видимости, он разочаровался в актёрском искусстве, и в яркой критике кино и театра в романе, вероятно, изливает душу сам Сэлинджер.
Вообще он всегда был слишком молод духом, что и помогло ему вжиться в образ подростка; во всяком случае, чем старше становился он, тем моложе были его избранницы: второй жене, Клэр Дуглас, было всего 16 (а ему 31), третьей, Джойс Мейнхард - 18 (ему 47), а последней, Колин О Нил - 29 (ему уже 69). От второго брака у Джерома осталось двое детей: Мэтью и Маргарет, и если бы не её книга "Над пропастью мечты" (Dream Catcher: A Memoir), очень многие подробности их семейной жизни, его личности и событий, повлиявших на сюжеты его произведений, так и остались бы загадкой.
Краткое содержание романа
сэлинджер роман колфилд
Холден Колфилд - младший сын достаточно обеспеченной американской семьи, проживающей в Нью-Йорке. У него есть старший брат Д.Б. и младшая сестра Фиби, не так давно скончался младший брат Алли. Несмотря на то, что Холден резко выделяется на фоне остальных детей, с ними всеми у него очень близкие и доверительные отношения. Выделяется он тем, что сменил уже три школы, и сам он часто приносит родителям проблемы. Последняя школа - частная закрытая школа Пэнси, где Холден провалился по четырём предметам из пяти, он уже исключён, но останется в школе ещё несколько дней до начала каникул (до среды). Действие в романе начинается с субботы, важного для школы дня, когда команда по фехтованию выезжала на соревнования в Нью-Йорк, но Холден случайно забыл в метро спортивное снаряжение, и ребята не смогли принять участие. Они только-только вернулись в школу, и Холден решает навестить своего преподавателя по истории, старика лет 80, мистера Спенсера. Чувства к нему Холден испытывает противоречивые, поначалу он достаточно тепло отзывается о добродушном учителе, но постепенно отмечает в нём всё больше и больше недостатков, и под конец, утомлённый и приунывший от нравоучений, практически сбегает, придумав ложный повод. Холден идёт в свою комнату, где встречает приятеля из соседней комнаты, Экли, малоприятного юноши, которого все недолюбливают. Позже приходит Стрэдлейтер, сосед Холдена, уверенный в себе пижон, которого с Экли связывает взаимная душевная неприязнь, потому последний быстро покидает хозяев комнаты. Стрэдлейтер рассказывает Холдену о скором свидании с Джейн, давней подругой Холдена, в которую он (Холден), по всей видимости, влюблён. Холден крайне взволнован, потому что знает, как неуважительно его приятель обращается с девушками, и когда Стрэдлейтер возвращается, их мутная беседа заканчивается дракой с печальным для главного героя концом. После недолгих раздумий Холден решается ехать в Нью-Йорк и переждать последние дни где-нибудь в отеле, он больше не может находиться в стенах Пэнси, школы, которую он ненавидит возможно даже больше, чем все предыдущие. Вещи его давно уже собраны, и юноша отправляется на станцию.
В поезде он знакомится с матерью Эрнеста Морроу, школьного задиры и "плохого парня". Но Холден отзывается об Эрнесте на удивление хорошо, даже слишком хорошо, очень много врёт (и даже о своём имени), приводя женщину в восторг и восхищение её якобы скромным и великодушным сыном. В Нью-Йорке Холден берёт такси до отеля. Разместившись в номере, Холден решает пойти в клуб отеля, который его сильно разочаровывает, как сам, так и его посетители. Холден возвращается в номер и сталкивается с лифтёром, который предлагает юноше заказать девушку. Холден растерялся и не смог отказать, хотя особого желания не испытывал, и, когда она пришла, не захотел принять её услуги, но пообещал заплатить. Но девушка запросила вдвое больше, и когда Холден отказался платить так много, она привела "лифтёра", который уже физически убедил юношу деньги всё же отдать.
Холден не хотел больше возвращаться в свой отель и наутро сдал свои вещи на вокзал. Там он познакомился с очень приветливыми монахинями и дал им немаленькую сумму на пожертвования, хотя его деньги уже иссякали. Холден пытался как-то организовать свой досуг, но ни одно из продуманных им развлечений не доставило ему удовольствие. Он сходил в бар у Эрни (ещё до инцидента "в номере"), где столкнулся с бывшей девушкой Д.Б. и, не зная, как отказать ей в своём обществе, оставаясь в заведении, был вынужден уйти. Съехав с отеля, Холден позвал Салли - одну из своих знакомых в театр, - что тоже его мало развлекло из-за обилия фальши и наигранности не только на сцене, но и среди зрителей и его спутницы в том числе. После он повёз её на каток (скорее, она его), где внезапно в каком-то отчаянии стал умолять её уехать из города вместе с ним, это привело к ссоре. Всё время Холден думает о Джейн, которой не решается позвонить, и о сестре Фиби. Сестру он всё же навещает: ночью он тайно пробрался в квартиру своей семьи. Он и сестре рассказывает о своей идее срочно бросить всё и уехать жить в глушь. Фиби жутко перепугалась, и, чтобы успокоить её, он обещает пока никуда не уезжать и переночевать у своего бывшего учителя мистера Антолини (на отель денег у него уже не хватило бы). Холден действительно едет к учителю, но ночью, взведённый своей паранойей по поводу педофилии, срывается и уезжает на вокзал, якобы за вещами. Утром он ещё больше полон решимости уехать из города и пишет записку сестре. Он не может уехать, не попрощавшись с ней, и решает поговорить с ней напоследок, о чём и сказал в записке, назначив время и место. Но Фиби приходит к музею этнографии (там её ждал брат) с чемоданом и заявляет, что поедет вместе с Холденом. Он в ужасе, отказывается брать её с собой, шокированный, Холден снова заверяет сестру, что передумал и никуда не поедет; слишком поздно, она уже обиделась. Они проводят остаток дня вместе, Холден ведёт её в зоопарк, постепенно обида Фиби проходит, и они мирятся. Вероятно, после всего этого Холден вместе с сестрой пришёл всё же домой (уже не прячась и не дожидаясь среды), где его, наверняка, ждал большой скандал, и, судя по тому, как часто можно было заметить нестабильность психики мальчика, судя по его душевному состоянию на тот момент, отношению семьи к его учёбе и жизни и, наконец, нахождении в санатории на момент повествования, всё для него закончилось нервными срывом и истощением.
Анализ романа
Несмотря на то, что непосредственно сюжету посвящено всего лишь три дня - суббота, воскресение и понедельник, - за этот короткий промежуток жизни главного героя читателю удаётся достаточно глубоко и подробно заглянуть в его мышление, его психологию, характер, отношение к жизни и многие другие черты его сущности. Действия за эти три дня разворачивается последовательно в хронологическом порядке, многим бытовым мелочам и деталям уделяется много внимания, благодаря чему становится легко поставить себя на место персонажа и взглянуть на происходящее вокруг его глазами. А понять его видение позволяет повествование от 1го лица, от лица 17летнего Холдена Колфилда, добродушного подростка, которому свойственен юношеский максимализм, пылкая жажда справедливости и... не совсем стандартные взгляды на многие явления. Он комментирует всё происходящее с ним за эти дни, комментирует субъективно и часто вдаётся в воспоминания, которые ему навеивают события, описываемые им. И комментирует воспоминания тоже. И, конечно, практически весь психологический портрет Холдена представлен именно в его подробно объясняемом отношении к действию, а не в действии самом, отношении по-детски наивном и по-взрослому философском одновременно, и с этого для меня начинается противоречивость романа Сэлинджера.
Первое, что мне бросилось в глаза при начале чтения книги, это "рецензии" Холдена на практически всех упомянутых в романе персонажей. Двояким его отношение не было разве что к Джейн, сестре, братьям и матери; трепетно, со всей душой, искренне и по-настоящему он любит только их. Следующим в его "рейтинге", или даже на ту же ступень, можно поставить отца, но чувствуется, что отношения с ним у Холдена сложились не настолько семейными и трогательными, как хотелось бы. Открыто Холден ни разу не критиковал своего отца, но скорее из "родных" чувств, чем искреннего, если не уважения, то, по крайней мере, понимания. И здесь уже начинается некое слабое и спорное противоречие: трезво Холден понимает отца, понимает его справедливость, но в глубине души удручён тем недовольством, которое вызывает своими учёбой и поведением, ему бы хотелось, чтобы родители смотрели на все смены школ так же, как и он, чтобы не огорчались его отношением к жизни и не объясняли это отношение инфантильностью и безответственностью. И всё же отрицательного Холден к отцу не испытывает, ведь он даже никак не прокомментировал со своей эмоциональной точки зрения его вложения в постановки на Бродвее, провальные постановки, при всей неприязни самого Холдена к театру; значит, он всё же слишком любит отца, чтобы позволить себе осуждать его. Возможно, с возрастом он изменит своё мнение, как его возможно изменил сам Сэлинджер, который, хоть и плохо учился, но всё же был достаточно послушным сыном в молодости, старался не конфликтовать с родителями и даже обучался производству колбас и почти год проработал в цехе в Венне, как того и желал отец; скорее всего, в описание семьи Колфилдов Сэлинджер вложил немалую часть собственных чувств к своей семье.
Двоякости также на первый взгляд не вызвали "лифтёр", монахини и мать Эрнеста Морроу: первый - категорически отрицательный персонаж и последние - категорически положительные. Никаких положительных оценок не было и самого Эрнеста, о нём Холден рассказал "к слову", косвенно, и больше никак не вспоминал на протяжении повествования (было ещё несколько таких персонажей, например, добродушная гардеробщица), а вот о миссис Морроу, монахинях и сутенёре вспоминал ещё не раз. Не вызвали только на первый взгляд, потому что в самом конце повествования Холден отзывается о своём главном "зле" совершенно без зла словами: I think I even miss that goddam Maurice.
Мнение Холдена об остальных основных персонажах, задействованных в событиях трёх дней и игравших более продолжительную и значимую роль в его жизни (чем, к примеру, тоже категорически отрицательный в его глазах мистер Термер, директор Пэнси), можно охарактеризовать в одном ряду, потому что ни к кому из них оно не однозначно. Ни к мистеру Спенсеру, которому Холден с одной стороны сочувствует и сердечно симпатизирует, но с другой испытывает ко многим частичкам его образа и жизни чуть ли не отвращение, как к виду полуобнажённой груди; ни к Экли, которого, несмотря на умственную ограниченность "приятеля" и свою брезгливость - ведь выглядит Экли ужасно и совершенно не соблюдает гигиену, - Холден сочувствует и ему и даже зовёт в кино из чувства жалости к презираемому всеми парню with lousy teeth; ни к Стрэдлейтеру, ни к Салли, ни к Льюсу, ни даже к мистеру Антолини, крайне положительному человеку, к которому Холден всё же смог мысленно привязать спорный образ. Никто не может с точностью сказать, были ли в действительности у Антолини дурные помыслы, но я склоняюсь к мысли, что нет, да и сам Холден прямо говорит, что, скорее всего, ошибся. Но он уже создал в своём сознании пугающий недостаток, возможно, ложный, но всё же недостаток, который от своей вероятной несправедливости не стал подпитывать воображение паникой меньше. И мистер Антолини опускается на ступень ниже, чем отец Холдена.
И всё же Холден, хоть и находит что-то неприятное практически во всех людях, - однозначно "добрый" герой. Ведь очень многие отрицательные качества окружающих, замеченные им в его комментариях, да и сами их действия, характеризуют их скорее как отрицательных персонажей, чем положительных, но Холден находит и в них что-то приятное - редкая и достойная уважения черта. Например, Стрэдлейтер: очень трудно представить себе, чем он в действительности мог бы гордиться. В нём не видно ни великодушия, ни какого-то глубоко внутреннего мира, ни особо пытливого ума; можно, конечно, предположить, что так картину представляет субъективность Холдена, но и сами поступки не говорят ничего хорошего в его пользу, как, например, его неуважение к труду Холдена, написавшего для него сочинение. Трудно, но дружелюбному и отзывчивому Холдену удаётся найти, как выгородить Стрэдлейтера в глазах Экли: he s very generous in some things (хотя в благородстве этого самого generous объективно возникают сомнения). Склонность же Холдена замечать в людях недостатки - это скорее объективность при оценке окружающего мира, в ней есть какая-то наивность, потому что при всей эмоциональности выражений мыслей Холдена в них нет зла, даже когда он говорит о своей ненависти: в ней видно отчаяние, усталость, досада, тоска, что угодно, но не озлобленность (исключение, разве что, конфликт из-за Джейн); и окончательная оценка всё равно всегда положительная, поэтому Холден и продолжает общаться со всеми этими людьми, хотя никто из них, кроме Д.Б., Фиби и Джейн, понять его не способен и хотя все они его в той или иной степени нервируют и раздражают. Очередное противоречие, потому что объективным назвать мировоззрение Колфилда ни в коем случае нельзя, у него очень много твёрдо устоявшихся мнений, которые зачастую не сходятся с общечеловеческими. И ещё одно противоречие в том, что при своей склонности находить что-то светлое даже в самом отрицательном человеке, он не может найти что-то приятное в своих занятиях. Его окончательный и не подлежащий оспариванию вердикт: во всех школах правят лицемерие и несправедливость. Жизнь вокруг нагоняет на него такое уныние и такую тоску, что несколько раз на протяжении романа Холден вполне серьёзно порывался уехать жить куда-нибудь в глушь и никогда и никуда не выбираться оттуда. Его представление жизни совершенно не сходится с тем, которое предлагает ему окружающий мир, и если в отдельности в каждом из людей Холден видит потенциал, видит изначальное добро, справедливость и возможность соответствовать таинственному и светлому идеалу, крепко прижившемуся в его сознании, то в обществе в целом, в его институтах, морали, устоях и канонах, Холден не может найти то, что ищет для себя в жизни, он не может принять их в полной мере и всё время находится в поиске той самой "пропасти во ржи", где смог бы свободно и безмятежно заниматься тем, чем действительно хотел бы. Не случайно он не нашёлся что ответить на вопрос Фиби о том, что он по-настоящему любит в жизни. Не нашёлся, потому что ничего он не любит, и это однозначно недостаток, который мешает Колфилду прижиться в обществе.
Холден - идеалист. Он должен был либо сломаться под гнётом действительности, такой не похожей на его мировоззрения, и слиться с обществом, либо научиться совмещать свой идеализм с реализмом - что не так абсурдно, как может показаться - и пойти на компромисс, сохраняя при этом свои жизненные принципы и научившись смотреть на всё шире и объективнее, либо вступить в конфликт. И конфликт, рост условий для которого был очевиден с самого начала развития сюжета, всё же произошёл. Сэлинджер никак не прокомментировал 60 Years Later: Coming Through the Rye, вольное продолжение романа, написанное Фредриком Колтингом (Джей-Ди Калифорния), разве что через суд добился запрета на печать, и сам он не издал никаких продолжений о Колфилде, в общем, никто в точности не может знать, какой из трёх путей выбрал в итоге Холден, разобрался ли он в себе, понял ли свои ошибки, нашёл ли счастье среди людей, захотел ли и научился ли свыкаться с окружающими условиями. Хочется верить, что выбрал он путь компромисса и смог после упорядочить свои мысли и чувства, ведь в конце повествования он, хоть и старается избежать разговоров о будущем, намекает, что хотел бы измениться и учиться в новой школе лучше, чем ему это удавалось в предыдущих. И если Сэлинджер действительно вселил в Колфилда частичку себя, то, возможно, он хотел бы, чтобы судьба главного персонажа всего его творчества сложилась менее сумбурно, чем его собственная.






Анализ произведений школьной программы


"Над пропастью во ржи". Роман Джерома Сэлинджера, анализ

Анализ произведений русской и зарубежной литературы школьной программы.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru